Интервью

Ду­ховенс­тву сле­ду­ет сме­лее ид­ти на кон­такт с бо­лель­щи­ками

Ка­захс­тан — стра­на, ко­торая мо­жет пох­ва­лить­ся мир­ным со­сущест­во­вани­ем лю­дей раз­ных ре­лигий и куль­тур. О том, как жи­вет­ся в ней пра­вос­лавным хрис­ти­анам, кор­респон­денту «Ин­терфакс-Ре­лигия» Еле­не Ве­рев­ки­ной расс­ка­зал ви­карий Ас­та­най­ской и Ал­ма-Атинс­кой епар­хии епис­коп Кас­ке­ленс­кий Ген­на­дий.

— В пос­леднее вре­мя в СМИ по­яв­ля­лось мно­го со­об­ще­ний об ак­тивной де­ятель­нос­ти Пра­вос­лавной церк­ви в Ка­захс­та­не, слы­шались да­же об­ви­нения в про­зели­тиз­ме, свя­зан­ные с пе­рево­дом бо­гос­лу­жений на ка­захс­кий язык, ко­торые мит­ро­полит Алек­сандр оп­ро­верг. Мно­го ли пра­вос­лавных ве­ру­ющих сре­ди ка­захов, и ка­ковы за­дачи и перс­пек­ти­вы пра­вос­лавной мис­сии в стра­не?

— В пос­леднее вре­мя как в ка­захс­тан­ской, так и в рос­сий­ской прес­се по­яви­лась ин­форма­ция о яко­бы го­товя­щем­ся сис­темном пе­рево­де бо­гос­лу­жеб­ных текс­тов Пра­вос­лавной церк­ви на ка­захс­кий язык. Та­кой ра­боты не про­водит­ся. Это не­дора­зуме­ние. Ко­неч­но, мы не от­ка­зыва­ем­ся от предс­тав­ле­ний об уни­вер­саль­нос­ти хрис­ти­анс­кой ре­лигии и, ис­полняя по­веле­ние апос­то­ла, го­товы каж­до­му при­ходя­щему дать от­вет о на­шем упо­вании и на­шей ве­ре с кро­тостью и бла­гого­вени­ем, од­на­ко очень хо­рошо по­нима­ем, что в на­шей мис­си­онерс­кой де­ятель­нос­ти долж­ны быть чет­ко расс­тав­ле­ны все ак­центы и оп­ре­деле­ны при­ори­теты. Кро­ме то­го, не сле­ду­ет де­лать расп­рос­тра­нен­ную так­ти­чес­кую ошиб­ку, на ко­торую ука­зывал им­пе­ратор и пол­ко­водец Фрид­рих Ве­ликий: де­лать вто­рой шаг, не сде­лав пер­во­го. В Ка­захс­та­не на се­год­няшний мо­мент отк­ры­то 270 пра­вос­лавных хра­мов и бо­лее 500 куль­то­вых зда­ний про­тес­тант­ских нап­равле­ний, при­чем про­тес­танта­ми ста­новят­ся, как пра­вило, те лю­ди, ко­торые по сво­ему рож­де­нию и да­же кре­щению при­над­ле­жат к Пра­вос­лавной церк­ви.

Один из по­жилых чи­нов­ни­ков Со­вета по де­лам ре­лигий расс­ка­зывал мне, что в де­вянос­тых го­дах всех сви­дете­лей Иего­вы го­рода Ал­ма-Аты он знал в ли­цо, их бы­ло трид­цать че­ловек. Се­год­ня их об­щи­на нас­чи­тыва­ет 4,5 ты­сячи. По­чему так слу­чилось? Это от­дель­ный воп­рос. На­вер­ное, ска­залось то, что здесь, в Ка­захс­та­не, русс­кие лю­ди на­ходят­ся в бо­лее ин­тенсив­ном ду­хов­ном по­ис­ке, чем в Рос­сии. Во вся­ком слу­чае, этот по­иск бо­лее ин­тенси­вен, чем в рос­сий­ском Не­чер­но­земье, о чем я очень хо­рошо знаю, по­тому что 15 лет слу­жил в Кост­ром­ской епар­хии. И мно­гие из них сби­лись с пу­ти, мно­гие бы­ли вов­ле­чены в сек­ты. К ним, в пер­вую оче­редь к ним, на­ша мис­сия.

— Вы го­вори­те, что ду­хов­ный по­иск русс­ких, ока­зав­шихся в Ка­захс­та­не, бо­лее ин­тенси­вен, чем в Рос­сии. Как Вы ду­ма­ете, чем это обус­ловле­но?

— Во-пер­вых, здесь с го­раз­до мень­шей ост­ро­той сто­ит та­кая расп­рос­тра­нен­ная проб­ле­ма русс­кой про­вин­ции, как пьянс­тво. Я здесь прак­ти­чес­ки не ви­дел пьяных на ули­цах. Русс­кие здесь стре­мят­ся объеди­нить­ся вок­руг хра­мов, и храм для русс­ко­го че­лове­ка не толь­ко дом для мо­лит­вы, но и мес­то, где мож­но соб­рать­ся, по­об­щать­ся семьями, по­это­му здесь очень силь­ные воск­рес­ные шко­лы. При хра­мах не хва­та­ет по­меще­ний, где бы мог­ли лю­ди со­бирать­ся пос­ле бо­гос­лу­жений, и в не­боль­ших го­род­ках для этих це­лей ис­поль­зу­ют­ся не толь­ко обуст­ро­ен­ные по­меще­ния, но и раз­личные сто­рож­ки, ча­совен­ки, пог­ре­ба, под­ва­лы, чер­да­ки.

Русс­ких ста­новит­ся в про­цент­ном от­но­шении все мень­ше и мень­ше. На го­сударс­твен­ном уров­не при­нята прог­рамма пе­ресе­ления в Ка­захс­тан так на­зыва­емых орал­ма­нов — эт­ни­чес­ких ка­захов, ко­торые про­жива­ют в соп­ре­дель­ных го­сударс­твах. За год в Ка­захс­тан въез­жа­ет до 25 ты­сяч та­ких се­мей, а в 1990-х го­дах был мас­со­вый от­ток в Рос­сию русс­ко­го на­селе­ния. Эти тем­пы зна­читель­но сни­зились, но от­ток сох­ра­ня­ет­ся. Ока­зав­шись в мень­шинс­тве, русс­кое пра­вос­лавное на­селе­ние боль­ше це­нит свою куль­ту­ру и стре­мит­ся к еди­нению. К со­жале­нию, иног­да про­тес­тант­ские об­щи­ны предс­тав­ля­ют для русс­ких боль­ше воз­можнос­тей для еди­нения, сов­мест­ной куль­тур­ной де­ятель­нос­ти, чем пра­вос­лавные. Свя­тей­ший Пат­ри­арх ста­вит пе­ред на­ми за­дачу при каж­дом хра­ме в Ка­захс­та­не соз­дать хо­тя бы не­боль­шой ду­хов­но-куль­тур­ный центр, и мы бу­дем это де­лать. Мит­ро­полит Алек­сандр, гла­ва на­шего ок­ру­га, под­черки­ва­ет это на каж­дой встре­че с ду­ховенс­твом и на­родом.

Еще та­кой лю­бопыт­ный факт. По офи­ци­аль­ным све­дени­ям, ате­ис­тов, лю­дей, ко­торые на­зыва­ют се­бя ате­ис­та­ми в пе­репи­си, в Ка­захс­та­не — 3,8%. Я по­разил­ся.

— А боль­шинс­тво к ка­кой ре­лигии се­бя при­чис­ля­ет? В Ка­захс­та­не про­жива­ет так мно­го русс­ких, что, мо­жет быть, наз­рел воп­рос: Ка­захс­тан в боль­шей ме­ре пра­вос­лавная или ис­ламс­кая стра­на?

— Ко­неч­но, боль­шинс­тво — это му­суль­ма­не. В Ка­захс­та­не пост­ро­ено око­ло трех ты­сяч ме­четей. Но ис­лам то­лерант­ный.

— А в чем вы­ража­ет­ся то­лерант­ность ка­захс­ко­го ис­ла­ма?

— Это ис­лам ха­нафитс­ко­го маз­ха­ба, ис­лам, со­еди­нен­ный с язы­чес­ки­ми тра­дици­ями (дос­та­точ­но ска­зать, что празд­ник вес­ны Нав­руз яв­ля­ет­ся го­сударс­твен­ным). Силь­ны тра­диции ре­лиги­оз­ной тер­пи­мос­ти, свой­ствен­ные им­пе­рии Чин­гис-ха­на: на тер­ри­тории Ка­захс­та­на дол­го су­щест­во­вал ос­ко­лок его им­пе­рии Ак Ор­да. Ма­ло предс­та­вите­лей вах­ха­битс­ко­го нап­равле­ния.

— А от­но­шения меж­ду хрис­ти­ана­ми и му­суль­ма­нами на бы­товом уров­не как скла­дыва­ют­ся? Не воз­ни­ка­ет ли вза­им­ных пре­тен­зий друг ко дру­гу?

— Прак­ти­чес­ки не знаю слу­ча­ев столк­но­вений на меж­ре­лиги­оз­ной поч­ве, хо­тя жи­ву уже де­вять ме­сяцев в Ка­захс­та­не.

Я об­ща­юсь с при­хожа­нами, сре­ди ко­торых мно­го мо­лодых лю­дей и школь­ни­ков, все они учат­ся в шко­лах, где и ка­захи, и русс­кие си­дят за од­ной пар­той, и да­же на под­рост­ко­вом уров­не тре­ний прак­ти­чес­ки нет.

16 де­каб­ря, это был День не­зави­симос­ти Ка­захс­та­на, пре­зидент Нур­султан На­зар­ба­ев на тор­жест­вен­ном при­еме объявил о соз­да­нии но­вой кон­цепции Празд­ни­ка ми­ра и сог­ла­сия — 1 мая. Бли­жай­ший празд­ник бу­дет про­водить­ся на ка­чест­вен­но но­вом уров­не, бу­дут уст­ра­ивать­ся шест­вия, в ко­торых при­мут учас­тие предс­та­вите­ли раз­личных на­ци­ональ­ных об­щин. Та­ких силь­ных эт­ни­чес­ких об­щин в Ка­захс­та­не де­сят­ки. Шест­вия бу­дут про­водить­ся в каж­дом го­роде, в каж­дом круп­ном се­ле.

Лю­бопыт­но, что в каж­дом, да­же не­боль­шом, се­ле гла­вой ад­ми­нист­ра­ции за­куп­ле­на сов­ре­мен­ная сце­на, эст­ра­да, ко­торая ус­та­нав­ли­ва­ет­ся в оп­ре­делен­ные дни го­сударс­твен­ных тор­жеств на глав­ной пло­щади стра­ны, и на этой сце­не по­казы­ва­ют свои но­мера ху­дожест­вен­ной са­моде­ятель­нос­ти предс­та­вите­ли раз­ных об­щин: ка­захс­кой, русс­кой, ук­ра­инс­кой, гре­чес­кой, ев­рей­ской и так да­лее.

Го­сударс­тво вся­чес­ки под­держи­ва­ет это мно­го­об­ра­зие. Нур­султан Аби­шевич в Ка­захс­та­не воп­ло­ща­ет на прак­ти­ке кон­цепцию по­лити­чес­ко­го ев­ра­зий­ства, ко­торую раз­ра­баты­вали на­ши фи­лосо­фы, те­оре­тики, на­чиная с Да­нилевс­ко­го и Тру­бец­ко­го и за­кан­чи­вая Ль­вом Ни­кола­еви­чем Гу­миле­вым. Кто сом­не­ва­ет­ся в пло­дот­ворнос­ти этой кон­цепции и кри­тику­ет ее, мо­жет при­ехать в Ка­захс­тан и пос­мотреть на ее воп­ло­щение сво­ими гла­зами.

— В чем, по-Ва­шему, ус­пех та­кой по­лити­ки? Мо­жет быть, сек­рет кро­ет­ся в мен­та­лите­те са­мих жи­телей?

— Я убеж­ден, что тот путь, по ко­торо­му идет Ка­захс­тан, это единс­твен­но пра­виль­ный вы­бор для Ка­захс­та­на. И счастье для ка­захс­тан­ско­го на­рода, что этот путь был очень быст­ро най­ден пре­зиден­том На­зар­ба­евым, и он по­вел по не­му на­цию уже с на­чала де­вянос­тых го­дов. Ка­захс­тан по­это­му не по­терял вре­мени.

За эти двад­цать лет сфор­ми­ровал­ся но­вый мен­та­литет мо­лодых лю­дей, ко­торые це­нят имен­но мно­го­об­ра­зие куль­тур, при­сутс­тву­ющих в Ка­захс­та­не. Мы, пра­вос­лавные ве­ру­ющие, удов­летво­рены та­ким по­ложе­ни­ем дел и бу­дем де­лать все, что­бы обес­пе­чить на­шему пра­вос­лавно­му на­селе­нию в Ка­захс­та­не ком­форт­ное жи­тель­ство во вся­ком бла­гочес­тии и чис­то­те.

— Вы за­нима­етесь сти­хот­ворным пе­рело­жени­ем на русс­кий язык «Слов на­зида­ния» Абая Ку­нан­ба­ева. Что вдох­но­вило Вас на этот труд? Вы са­ми по­нима­ете ка­захс­кий язык?

— Ког­да я при­был в Ка­захс­тан, вла­дыка мит­ро­полит наз­на­чил ме­ня нас­то­яте­лем ка­фед­раль­но­го со­бора, и как-то клю­чарь со­бора отец Алек­сандр при­нес мне ма­лень­кую книж­ку на русс­ком язы­ке, ко­торая со­дер­жа­ла 45 «Слов на­зида­ния» Абая. Я про­читал их, и пер­вое Сло­во ве­чером са­мо со­бой у ме­ня ста­ло скла­дывать­ся в сти­хи. Я на­писал сти­хот­ворное пе­рело­жение это­го пер­во­го Сло­ва. «Не­мало мною прой­де­но до­рог, и мно­гое в пу­ти я ис­пы­тал»… Вре­мя от вре­мени я возв­ра­ща­юсь к этой кни­жеч­ке и уже один­надцать Слов пе­рело­жил. Я не став­лю пе­ред со­бой цель пе­ревес­ти все эти со­рок пять Слов, де­лаю это для ду­ши, но ес­ли это ког­да-ни­будь по­лучит­ся, то с удо­воль­стви­ем из­дам кни­жеч­ку.

Мне уда­лось по­бывать и со­вер­шить служ­бы в Се­мипа­латинс­ке. Вла­дыка мит­ро­полит Алек­сандр сам по­сетил прак­ти­чес­ки все круп­ные го­рода Ка­захс­та­на. И ког­да я стал епис­ко­пом, он бла­гос­ло­вил и ме­ня по­сещать круп­ные об­щи­ны. По­это­му мне уда­лось по­бывать и на мо­гиле Абая Ку­нан­ба­ева близ Се­мипа­латинс­ка. Я по­сетил его ме­мори­аль­ный му­зей, где ка­захи за­бот­ли­во сох­ра­ня­ют ве­щи Абай-Ата, как они с лю­бовью на­зыва­ют сво­его ду­хов­но­го ли­дера.

— Нас­коль­ко ми­ровозз­ре­ние му­суль­ма­нина мо­жет быть близ­ко пра­вос­лавно­му ар­хи­ерею?

— Мне им­по­ниру­ет это его ми­ро­ощу­щение, этот спо­кой­ный взгляд от­ре­шен­но­го от мирс­кой су­еты че­лове­ка, муд­ре­ца. Ведь и в Свя­щен­ном Пи­сании есть раз­ные кни­ги. Есть кни­га Екк­ле­си­ас­та, ко­торая по ду­ху сво­ему очень не­похо­жа на про­рочес­кие кни­ги Вет­хо­го За­вета, но иног­да бы­ва­ет соз­вучна на­шему наст­ро­ению. Так и у пра­вос­лавно­го ар­хи­ерея бы­ва­ют та­кие ми­нуты, ког­да на ду­шу ло­жат­ся муд­рые сло­ва Абая.

Ко­неч­но, с мо­ей точ­ки зре­ния, этот ве­ликий муд­рец не ис­пы­тывал то­го счастья, ко­торое да­но каж­до­му хрис­ти­ани­ну, тем бо­лее свя­щен­нослу­жите­лю, со­вер­ша­юще­му Бо­жест­вен­ную ли­тур­гию, но то наст­ро­ение, то сос­то­яние ду­ха, ко­торое ис­пы­тывал он, в не­кото­рые мо­мен­ты жиз­ни мо­жет ис­пы­тывать каж­дый пра­вос­лавный че­ловек.

— Вы пи­шете сти­хи на дру­гие те­мы? Не бы­ло ли у Вас же­лания на­писать свои собс­твен­ные нас­тавле­ния в пра­вос­лавном клю­че?

— Ко­неч­но же, я пи­шу сти­хи, но по­ка не го­тов к их из­да­нию.

— Го­ворят, что как нас­то­ящий пи­терец Вы бо­ле­ете за «Зе­нит». Мо­жет ли пра­вос­лавный че­ловек быть ис­тым пок­лонни­ком фут­бо­ла? Вы час­то бы­ва­ете на ста­ди­оне? Как, по-Ва­шему, мож­но под­нять об­щую куль­ту­ру по­веде­ния на ста­ди­онах?

— Мы час­то за­быва­ем, что че­ловек сос­то­ит из ду­ха, ду­ши и те­ла, и тре­бу­ем от сво­их при­хожан и от свя­щен­нослу­жите­лей, что­бы они жи­ли толь­ко ду­хов­ной жизнью, за­бывая про ду­шев­ную жизнь. Меж­ду тем каж­до­му че­лове­ку, в том чис­ле и свя­щен­нослу­жите­лю, не­безын­те­рес­ны ис­кусс­тво, ли­тера­тура, спорт. Спорт уже в та­кой сте­пени стал частью на­шей жиз­ни, что не­воз­можно се­бе предс­та­вить сов­ре­мен­но­го че­лове­ка, у ко­торо­го не бы­ло бы лю­бимо­го спорт­сме­на, лю­бимой ко­ман­ды. Пом­ни­те, для Ста­рика у Хе­мин­гу­эя ве­ликий Ди Мад­жио был близ­ким дру­гом, к об­ра­зу ко­торо­го он об­ра­щал­ся в са­мые труд­ные ми­нуты жиз­ни? У каж­до­го под­рост­ка есть своя ко­ман­да. У каж­до­го че­лове­ка есть пе­режи­вания, свя­зан­ные со спор­том. Для ме­ня од­но из са­мых счаст­ли­вых вос­по­мина­ний юнос­ти — это го­лы «Зе­нита» в во­рота Харь­ковс­ко­го «Ме­тал­листа», ко­торые сде­лали нас в 1984 го­ду чем­пи­она­ми. Ко­неч­но, в зре­лом воз­расте эти ощу­щения при­туп­ля­ют­ся — и в ми­нув­шем го­ду чем­пи­онс­тво «Зе­нита» восп­ри­нима­лось как что-то обы­ден­ное.

Час­то го­ворят о не­гатив­ных сто­ронах про­фес­си­ональ­но­го спор­та: здесь проб­ле­мы кор­рупции, до­пин­га, здо­ровья и так да­лее. Но ник­то не сом­не­ва­ет­ся в по­ложи­тель­ных сто­ронах мас­со­вого спор­та, детс­ко­го спор­та. А без про­фес­си­ональ­но­го спор­та мы не соз­да­дим мас­со­вого, вот в чем де­ло! Де­ти долж­ны иметь пе­ред гла­зами при­меры ус­пешных про­фес­си­ональ­ных спорт­сме­нов и под­ра­жать им.

Ес­ли фут­боль­ная ко­ман­да го­рода пе­рехо­дит из низ­ше­го ди­визи­она в выс­ший, то ко­личест­во маль­чи­шек, ко­торые за­писы­ва­ют­ся в фут­боль­ные шко­лы и на­чина­ют иг­рать в фут­бол во дво­ре, воз­раста­ет на по­рядок. Это ста­тис­ти­чес­кий факт.

Я как лю­битель иг­рал в фут­бол всег­да, вплоть до 2005 го­да, ког­да не смог боль­ше иг­рать по сос­то­янию здо­ровья.

К со­жале­нию, аг­рессия бо­лель­щи­ков, дра­ки на ста­ди­онах и вне ста­ди­онов соп­ро­вож­да­ет этот вид спор­та, и с этим нуж­но бо­роть­ся. Но нуж­но по­нимать, что все эти аг­рессив­но наст­ро­ен­ные бо­лель­щи­ки — это еще нес­форми­ровав­ши­еся лю­ди, де­ти, под­рост­ки по 13-15 лет, боль­шинс­тво из них, кста­ти, но­сят на гру­ди пра­вос­лавные крес­ти­ки.

Год на­зад я и груп­па свя­щен­ни­ков об­ра­тились к пи­терс­ким бо­лель­щи­кам с при­зывом прек­ра­тить аг­рессив­ные дей­ствия по от­но­шению к од­но­му из спорт­сме­нов и друг ко дру­гу. Тог­да мы об­ра­тились к ре­лиги­оз­ным чувс­твам этих под­рост­ков, и это во­зыме­ло оп­ре­делен­ное дей­ствие.

С те­ми деть­ми, ко­торых экс­тре­мис­ты вов­ле­кали в де­каб­ре в Моск­ве в про­тивоп­равные дей­ствия, нуж­но ус­та­новить кон­такт. Их не на­до бо­ять­ся. Это — на­ши де­ти. Свя­щен­ни­кам нуж­но сме­лее ид­ти на кон­такт с ни­ми.

Под­рост­кам нуж­но ска­зать по-оте­чес­ки, что они рис­ку­ют по­терять свою мо­лодость, свое здо­ровье, свою сво­боду, ес­ли и даль­ше бу­дут под­да­вать­ся на про­вока­ции рас­четли­вых взрос­лых, ко­торые тол­ка­ют их на ху­лиганс­тво. Я уве­рен, что та­кая бе­седа неп­ре­мен­но при­несет пло­ды. Из­вест­но, что мо­лодой че­ловек, ре­бенок обост­рен­но чувс­тву­ет несп­ра­вед­ли­вость, осо­бен­но ког­да несп­ра­вед­ли­вость про­яв­ля­ют те об­щест­вен­ные струк­ту­ры, ко­торые приз­ва­ны ее ох­ра­нять, нап­ри­мер, ми­лиция. Это обост­рен­ное чувс­тво несп­ра­вед­ли­вос­ти очень лег­ко про­воци­ру­ет аг­рессию. На груп­по­вую аг­рессию под­рост­ки под­да­ют­ся лег­че, по­тому что она ано­ним­на.

В кон­це кон­цов, ес­ли в 20 лет ты не ре­волю­ци­онер, то у те­бя нет серд­ца, го­ворил Чер­чилль, прав­да, до­бав­лял, что ес­ли в 40 лет ты ре­волю­ци­онер, то у те­бя нет моз­гов. Мы долж­ны это объяс­нять, не бо­ять­ся на­ходить кон­такты с под­рост­ка­ми, в том чис­ле и с аг­рессив­но наст­ро­ен­ны­ми фа­ната­ми. Не сле­ду­ет де­мони­зиро­вать на­шу мо­лодежь, на­ших под­рост­ков ни в ко­ем слу­чае. Их нуж­но по­нять, по­жалеть и сме­лее ид­ти с ни­ми на кон­такт. В этом я аб­со­лют­но уве­рен. И, в кон­це кон­цов, дру­гих под­рост­ков у нас нет. По­это­му у ме­ня вы­зыва­ют очень горь­кие чувс­тва те прог­раммы по те­леви­дению и по ра­дио, где, кро­ме, я бы ска­зал, в не­кото­ром смыс­ле ра­сист­ско­го през­ре­ния к этим под­рост­кам-ху­лига­нам, ни­чего не прос­ле­жива­ет­ся. Это не сов­сем так, это не за­кон­ченные уго­лов­ни­ки, а еще де­ти, ко­торых на­до вос­пи­тывать.

— Вы как уро­женец «куль­тур­ной сто­лицы» Рос­сии, ког­да при­ез­жа­ете в Пе­тер­бург, за­меча­ете, что лю­ди ста­ли ме­нее куль­тур­ны­ми?

— Очень труд­но дать ка­кую-ли­бо оцен­ку, по­тому что мы час­то об­ви­ня­ем под­рост­ков и мо­лодых лю­дей в бес­куль­турье прос­то по­тому, что их по­веде­ние не со­от­ветс­тву­ет на­шим предс­тав­ле­ни­ям и стан­дартам. Но ес­ли они не упот­ребля­ют тех слов, ко­торые бы­ло при­нято упот­реблять в на­ше вре­мя, это не всег­да зна­чит, что они ста­ли ме­нее нравс­твен­ны­ми, чем мы. Мы то­же от­ли­ча­ем­ся от лю­дей эпо­хи пуш­кинс­кой Татьяны.

Об­щест­во ме­ня­ет­ся. Язык мо­лодых лю­дей уже очень силь­но от­ли­ча­ет­ся от язы­ка и Пуш­ки­на, и Ка­рам­зи­на, и от язы­ка ушед­ших в этом го­ду Воз­не­сенс­ко­го и Ах­ма­дули­ной. Эти лю­ди про­водят зна­читель­ную часть вре­мени в вир­ту­аль­ном ми­ре и об­ща­ют­ся на язы­ке элект­рон­ных со­об­ще­ний. Я бы не ска­зал, что па­да­ет куль­ту­ра, — куль­ту­ра ме­ня­ет­ся. Мы ухо­дим от норм клас­си­чес­кой русс­кой куль­ту­ры, де­вать­ся не­куда — нуж­но пе­рест­ра­ивать­ся. Прек­ра­сен был язык про­повед­ни­ков XIX ве­ка, прек­расный язык у свя­тите­ля Фи­ларе­та, ко­торым мож­но за­читы­вать­ся и вос­хи­щать­ся, но го­ворить на нем про­пове­ди уже не нель­зя.

— Вы два го­да учи­лись в Инс­ти­туте крип­тогра­фии, свя­зи и ин­форма­тики, по­том пос­ту­пили в Санкт-Пе­тер­бург­скую ду­хов­ную се­мина­рию. Что бы­ло при­чиной та­кого рез­ко­го по­воро­та в вы­боре бу­дущей про­фес­сии?

— Я дей­стви­тель­но, окон­чив ма­тема­тичес­кую шко­лу, был приг­ла­шен на этот зак­ры­тый фа­куль­тет, про­шел со­от­ветс­тву­ющие тес­ты, уг­лублен­но изу­чал ма­тема­тику, но ле­том меж­ду пер­вым и вто­рым кур­сом в мо­ем ми­росо­зер­ца­нии про­изо­шел не­кий глу­бокий пе­рево­рот. Тем ле­том на ка­нику­лах, по­сещая псковс­кую де­рев­ню, где я крес­тился и где у ме­ня жи­ли родс­твен­ни­ки и крест­ные ро­дите­ли, я по­чувс­тво­вал, что мо­гу быть толь­ко пра­вос­лавным свя­щен­ни­ком и ни кем иным.

Ма­ло то­го, я убеж­ден, что каж­дый свя­щен­нослу­житель дол­жен в сво­ей жиз­ни пе­режить та­кой мо­мент, пе­режить та­кое приз­ва­ние. Ес­ли он не пе­режил его, то, зна­чит, он ка­кой-то не нас­то­ящий, не под­линный свя­щен­ник. Об этом мож­но на­писать хо­рошую пси­холо­гичес­кую по­весть или да­же ро­ман, как у бла­жен­но­го Ав­густи­на, но очень труд­но расс­ка­зать в двух сло­вах. Тем не ме­нее, я пе­режил та­кое сос­то­яние ле­том 1985 го­да, а даль­ше все, что со мной слу­чилось, восп­ри­нимаю как следс­твие мо­ей по­кор­ности во­ле Бо­жи­ей.

— Но Вы бы­ли ве­ру­ющим под­рост­ком?

— В глу­бине ду­ши. Как у мно­гих со­ветс­ких де­тей, моя жизнь раз­де­лялась на две не­рав­ные по­лови­ны. Ле­том ме­ня во­зили в псковс­кую де­рев­ню, где крест­ные ро­дите­ли ме­ня ис­по­ведо­вали, при­чаща­ли, во­дили в Пско­во-Пе­черс­кий мо­нас­тырь, а во вре­мя уче­бы в шко­ле в Пе­тер­бурге я ни­чего не слы­шал о Церк­ви, не ин­те­ресо­вал­ся Цер­ковью, не хо­дил в храм. По-нас­то­яще­му осоз­на­ние возв­ра­щения к кор­ням, к глу­бинам то­го, что бы­ло за­ложе­но во мне родс­твен­ни­ками и крест­ны­ми ро­дите­лями в псковс­кой де­рев­не, приш­ло ко мне толь­ко ле­том 1985 го­да.

Ис­точник: Ин­терфакс-Ре­лигия

 

 

Рек­тор Ал­ма­тинс­кой ду­хов­ной се­мина­рии епис­коп Кас­ке­ленс­кий ГЕН­НА­ДИЙ (Го­голев): «Мне бы хо­телось, что­бы се­мина­рия ста­ла са­мым круп­ным в Ал­ма­ты мо­лодеж­ным цент­ром и са­мой боль­шой дис­кусси­он­ной пло­щад­кой».

— Ва­ше Вы­сокоп­ре­подо­бие, на за­седа­нии Свя­щен­но­го Си­нода 26 июля бы­ло при­нято ре­шение о соз­да­нии в Ал­ма­ты выс­ше­го бо­гос­ловс­ко­го учеб­но­го за­веде­ния.

Дей­стви­тель­но, се­год­ня в Се­миречье впер­вые соз­да­ет­ся пра­вос­лавная Ду­хов­ная се­мина­рия. До ре­волю­ции в на­шем крае бы­ли ос­но­ваны прек­расные мо­нас­ты­ри, пост­ро­ены за­меча­тель­ные хра­мы, но ду­хов­ных учеб­ных за­веде­ний не бы­ло. В 90-х го­дах XIX ве­ка Пре­ос­вя­щен­ный епис­коп Ни­кон (Бо­го­яв­ленс­кий),  на­ходясь на ка­фед­ре в г. Вер­ном, на­чал бы­ло хло­потать об отк­ры­тии се­мина­рии в Тур­кеста­не, но его вне­зап­ная кон­чи­на не поз­во­лила осу­щест­вить­ся этим пла­нам.

Лишь в 1991 го­ду, ста­рани­ями ар­хи­епис­ко­па Алек­сия (Ку­тепо­ва) в Ал­ма-Ате бы­ло отк­ры­то епар­хи­аль­ное ду­хов­ной учи­лище, на ба­зе ко­торо­го мы отк­ры­ва­ем ны­неш­нюю се­мина­рию.

Соз­да­ние пол­но­цен­но­го выс­ше­го бо­гос­ловс­ко­го учеб­но­го за­веде­ния – на­сущ­ней­шая не­об­хо­димость се­год­няшне­го дня. Как из­вест­но, в Ка­захс­та­не соз­дан Мит­ро­поли­чий Ок­руг Русс­кой Пра­вос­лавной Церк­ви – ка­нони­чес­кая струк­ту­ра, на­делен­ная пра­вами са­мос­то­ятель­нос­ти. Бы­ло бы очень стран­но, ес­ли бы Ок­руг не имел сво­ей се­мина­рии.

Убеж­ден, что у нас есть все воз­можнос­ти ус­пешно за­нимать­ся под­го­тов­кой пас­ты­рей Пра­вос­лавной Церк­ви Ка­захс­та­на не­пос­редс­твен­но в Ка­захс­та­не, а не поль­зо­вать­ся ус­лу­гами бо­гос­ловс­ких школ Рос­сии. Ведь  об­ра­зова­ние бу­дущих свя­щен­нослу­жите­лей для при­ходов Ка­захс­та­на долж­но иметь оп­ре­делен­ную спе­цифи­ку, ко­торую воз­можно по­нять и воп­ло­тить в жизнь не­пос­редс­твен­но здесь.

— Ка­кие тре­бова­ния предъяв­ля­ет к сов­ре­мен­ной се­мина­рии  цер­ковная жизнь?

Во всей Русс­кой Пра­вос­лавной Церк­ви се­год­ня по­нима­ют: сис­те­му ду­хов­но­го об­ра­зова­ния, ко­торая за­час­тую сле­ду­ет стан­дартам 40-х го­дов прош­ло­го ве­ка, а, иног­да, еще бо­лее древ­ним, не­об­хо­димо ре­фор­ми­ровать и приб­ли­зить к пот­ребнос­тям се­год­няшне­го дня.  Где в ми­ре вы ви­дели ВУ­Зы,  в ко­торых поль­зу­ют­ся конс­пек­та­ми XIX  ве­ка?  Не как ма­тери­алом для на­уч­ных исс­ле­дова­ний, а как учеб­ным по­соби­ем!  Сколь­ко мож­но за­учи­вать фор­му­лиров­ки ка­техи­зиса свя­тите­ля Фи­ларе­та (Дроз­до­ва)?  К сло­ву, мы с не­тер­пе­ни­ем ожи­да­ем по­яв­ле­ния в свет но­вого, сов­ре­мен­но­го ка­техи­зиса Русс­кой Пра­вос­лавной Церк­ви,  ко­торый не­дав­но анон­си­ровал мит­ро­полит Ила­ри­он (Ал­фе­ев).

Не­об­хо­димо не толь­ко по­менять конс­пек­ты, но и ра­дикаль­но из­ме­нить под­хо­ды к обу­чению. Бе­зус­ловно, в каж­дой се­мина­рии всег­да бу­дут  нес­коль­ко пре­ус­пе­ва­ющих сту­ден­тов, ко­торых не­об­хо­димо бе­реж­но вес­ти, соз­да­вать ус­ло­вия для свер­ху­роч­но­го обу­чения язы­кам,  спе­ци­аль­ным дис­ципли­нам, —  это те, ко­торым предс­то­ит внес­ти свой вклад в фун­да­мен­таль­ные на­уки.  Но ос­новная мас­са вы­пуск­ни­ков се­мина­рии – это  бу­дущие пас­ты­ри, ли­деры при­ходс­ких об­щин, ко­торым над­ле­жит  пол­ностью ис­поль­зо­вать все пре­дос­тавлен­ные об­щест­вом   воз­можнос­ти в ус­ло­ви­ях юри­дичес­кой и ин­форма­ци­он­ной сво­боды. И за­дача се­мина­рий – под­го­товить вы­пуск­ни­ков к та­кому слу­жению, а зна­чит – нуж­но про­буж­дать ак­тивность, раз­ви­вать на­выки ор­га­низа­ци­он­ной ра­боты, вос­пи­тывать уме­ние ре­шать за­дачи в со­ци­аль­ной сфе­ре, сфе­ре ин­форма­ци­он­ных тех­но­логий.

Все это не от­ме­ня­ет, ко­неч­но, за­дач вос­пи­татель­но­го пла­на, — го­товить дос­той­ных кан­ди­датов к ру­копо­ложе­нию, слу­жащих для вер­ных  «…об­ра­зом … сло­вом, жи­ти­ем, лю­бовию, ду­хом, ве­рою, чис­то­тою…» (1 Тим. 4, 12.). Раз и нав­сегда хо­тел бы пре­сечь по­пыт­ки про­тиво­пос­та­вить об­ра­зова­ние и бла­гочес­тие: свой­ствен­ный сек­там обс­ку­ран­тизм всег­да был чужд Церк­ви — свя­то­оте­чес­кая тра­диция не­укос­ни­тель­но тре­бу­ет со­вер­шенс­тво­вать­ся в ве­ре и люб­ви и од­новре­мен­но при­ум­но­жать и раз­ви­вать зна­ние.

В сво­ем ис­то­ричес­ком выс­тупле­нии на со­веща­нии рек­то­ров ду­хов­ных школ 13 но­яб­ря 2009 г.  Свя­тей­ший Пат­ри­арх КИ­РИЛЛ выс­ка­зал­ся очень яс­но: «Ду­хов­ное об­ра­зова­ние, его конк­рет­ные фор­мы долж­ны оп­ре­делять­ся не внеш­ни­ми прив­хо­дящи­ми обс­то­ятель­ства­ми и мо­тива­ми, не сен­ти­мен­таль­ны­ми, час­то псев­добла­гочес­ти­выми рас­сужде­ни­ями, а очень яс­ным це­лепо­лага­ни­ем, ис­хо­дя из фун­да­мен­таль­ных за­дач цер­ковной жиз­ни и слу­жения».

— В чем Вы ви­дите спе­цифи­ку пас­тырс­ко­го слу­жения в Ка­захс­та­не?

В Ка­захс­та­не бо­лее ин­тенсив­но, чем в Рос­сии, про­тека­ет жизнь при­ходс­ких об­щин.  Храм для русс­ко­го че­лове­ка стал здесь не толь­ко мес­том для мо­лит­вы, но и мес­том при­об­ще­ния к тра­дици­он­ной пра­вос­лавной куль­ту­ре. Здесь боль­шие и силь­ные воск­рес­ные шко­лы, вос­пи­тан­ни­ки ко­торых охот­но участ­ву­ют в лю­бых ме­роп­ри­ятиях, про­ходя­щих по бла­гос­ло­вению свя­щен­ни­ка.

Дру­гой за­мет­ной осо­бен­ностью яв­ля­ет­ся на­личие ог­ромно­го ко­личест­ва раз­но­об­разных про­тес­тант­ских сект и их отк­ры­тость к дис­кусси­ям. На­пом­ню, что ко­личест­во про­тес­тант­ских мо­лит­венных до­мов в Ка­захс­та­не пре­вос­хо­дит  чис­ленность хра­мов.  Од­на­ко, есть мно­го слу­ча­ев пе­рехо­да в Пра­вос­ла­вие це­лых об­щин во гла­ве с пас­то­рами. Мне бы хо­телось,  что­бы Ду­хов­ная се­мина­рия ста­ла в Ал­ма­ты  са­мым боль­шим мо­лодеж­ным цент­ром и са­мой боль­шой дис­кусси­он­ной и, сле­дова­тель­но, мис­си­онерс­кой  пло­щад­кой.

Хо­тел бы так­же под­черк­нуть, что как хрис­ти­ане мы не от­ка­зыва­ем­ся от уни­вер­саль­но­го ха­рак­те­ра на­шей про­пове­ди, но расс­тав­ля­ем ак­центы и при­ори­теты: на­ша мис­сия об­ра­щена  преж­де все­го к предс­та­вите­лям сла­вянс­ких на­родов Ка­захс­та­на, в си­лу не­дора­зуме­ний по­пав­ших в раз­личные про­тес­тант­ские сек­ты. Ведь Сам Гос­подь наш Иисус Хрис­тос сви­детель­ство­вал о при­ори­тетах Сво­ей Мис­сии: «Я пос­лан толь­ко к по­гиб­шим ов­цам до­ма Из­ра­иле­ва….» (Мф. 10, 34).

— Пред­по­лага­ете ли Вы вза­имо­дей­ствие с сис­те­мой светс­ко­го об­ра­зова­ния в Ка­захс­та­не? 

Ко­неч­но. Мы ни­куда не уй­дем от это­го, по­тому что, как и все се­мина­рии Русс­кой Пра­вос­лавной Церк­ви, на­мере­ны раз­ви­вать­ся в рам­ках Бо­лонс­ко­го про­цес­са, пред­по­лага­юще­го вы­сокую  сте­пень ака­деми­чес­кой  мо­биль­нос­ти. Ка­захс­тан, как из­вест­но, стал 47-ой стра­ной, при­со­еди­нив­шей­ся к Бо­лонс­ко­му про­цес­су. Это оз­на­ча­ет, что со вре­менем на­ши сту­ден­ты бу­дут иметь воз­можность в рам­ках обу­чения в се­мина­рии слу­шать учеб­ные кур­сы (так на­зыва­емые, прог­рамм­ные мо­дули)  как в ВУ­Зах Ев­ро­пы, так и  Ка­захс­та­на.

Уве­рен, что тра­дици­он­ные ре­лигии ис­ла­ма и Пра­вос­ла­вия со вре­менем все боль­шей сте­пени бу­дут вхо­дить в об­ра­зова­тель­ное прост­ранс­тво Ка­захс­та­на,  на уров­не как сре­дей, так и выс­шей шко­лы.

— Вы упо­мяну­ли о Бо­лонс­ком про­цес­се…

Знаю, что у не­кото­рой час­ти пра­вос­лавных скеп­ти­ков есть опа­сения: не при­ведет ли ре­фор­ми­рова­ние на­шего бо­гос­ловс­ко­го об­ра­зова­ния в ло­гике Бо­лонс­ко­го про­цес­са к его об­мирще­нию?  Всег­да был убеж­ден, что это не так. По очень прос­той при­чине: Адек­ватность ду­хов­но­го об­ра­зова­ния оз­на­ча­ет адек­ватность на­ших свя­щен­нослу­жите­лей. Ес­ли на про­тяже­нии 4-х или 6-ти лет сту­ден­ты се­мина­рии бу­дут обу­чать­ся в со­от­ветс­твии с те­ми же прин­ци­пами, что и сту­ден­ты светс­ких ВУ­Зов, то, став свя­щен­ни­ками,  на сво­ем  мес­те слу­жения  они бу­дут по­няты светс­ки­ми людь­ми. Ес­ли хо­тите, за­дача впи­сать­ся в Бо­лонс­кий про­цесс оп­ре­деле­но им­пе­рати­вом  раз­ви­вать мис­си­онерс­кий по­тен­ци­ал Церк­ви.

Важ­ней­шим же прин­ци­пом об­ра­зова­ния ста­нет прин­цип ин­те­рак­тивнос­ти. Пре­пода­ватель, сту­ден­ты – все бу­дут вклю­чены в про­цесс об­ме­на ин­форма­ци­ей, имея к ней прак­ти­чес­ки не­ог­ра­ничен­ный дос­туп. Су­щест­вен­ный ак­цент де­ла­ет­ся на са­мос­то­ятель­ную ра­боту сту­ден­тов и ов­ла­дение прак­ти­чес­ки­ми на­выка­ми пас­тырс­кой де­ятель­нос­ти.  Транс­фор­ма­цию пре­тер­пят как ме­тоди­ки пре­пода­вания, де­ятель­ность пре­пода­вате­лей, так  и сис­те­ма оце­нок ка­чест­ва об­ра­зова­ния.

Что­бы окон­ча­тель­но раз­ве­ять опа­сения скеп­ти­ков, мо­гу по­сове­товать поз­на­комить­ся с ма­тери­ала­ми пор­та­ла Учеб­но­го Ко­мите­та Русс­кой Пра­вос­лавной Церк­ви «Бо­гос­лов.ру», на ко­тором в со­от­ветс­тву­ющей руб­ри­ке дан ис­черпы­ва­ющий ма­тери­ал о ре­фор­ме об­ра­зова­ния в пла­не адап­та­ции Бо­лонс­ко­му про­цес­су.

От­ме­чу так­же,  что,  по­ка мы не соз­да­дим в се­мина­рии пол­но­цен­ную ма­гист­ра­туру, в ней фак­ти­чес­ки сох­ра­нит­ся пя­тилет­нее обу­чение: Че­тырех­летний курс ба­калав­ри­ата, за­вер­ша­ющий­ся вы­дачей дип­ло­мов ба­калав­ра бо­гос­ло­вия ев­ро­пей­ско­го об­разца (Ba­chelor of The­olo­gy), бу­дет пред­ва­рять­ся го­дич­ным про­педев­ти­чес­ким кур­сом.

— Вы на­ходи­тесь толь­ко в на­чале пу­ти.  Но пер­вый шаг уже сде­лан.

Ми­лостью Бо­жи­ей, мы осу­щест­ви­ли  на­бор на пер­вый курс се­мина­рии. При­няли 30 че­ловек, ко­торым предс­то­ит не­кото­рое  вре­мя ис­пы­тывать оп­ре­делен­ные не­удобс­тва – в зда­нии быв­ше­го ду­хов­но­го учи­лища  идет пол­но­масш­таб­ный ре­монт. Зап­ла­ниро­вано пост­ро­ить но­вый учеб­но-ад­ми­нист­ра­тив­ный кор­пус. Хо­рошо зная, как ны­неш­ний Гла­ва Ок­ру­га,  мит­ро­полит Ас­та­най­ский и Ка­захс­тан­ский Алек­сандр вни­матель­но и, я бы да­же ска­зал, тре­пет­но от­но­сил­ся к нуж­дам Кост­ром­ской ду­хов­ной се­мина­рии,  мо­гу с уве­рен­ностью пред­по­ложить, что и Ал­ма­тинс­кая се­мина­рия бу­дет поль­зо­вать­ся его пос­то­ян­ной под­держ­кой. Вла­дыка мит­ро­полит возг­ла­вил ра­боту при­ем­ной ко­мис­сии, он ежед­невно ин­те­ресу­ет­ся всем, что про­ис­хо­дит в но­вой ду­хов­ной шко­ле. Так что у нас есть все ос­но­вания с уве­рен­ностью смот­реть в бу­дущее.
Сер­дечно бла­года­рим Вас, отец Ген­на­дий, за бе­седу. Раз­ре­шите по­желать Вам бла­гос­ло­вен­ных ус­пе­хов на поп­ри­ще Ва­шего от­ветс­твен­но­го слу­жения рек­то­ра Ал­ма­тинс­кой ду­хов­ной се­мина­рии.
Бе­седо­вал Илья Ен­до­виц­кий