Святейший Патриарх об образовании, учебе и пастырстве

1 февраля 2019 года Русская Православная Церковь отмечает 10-летие со дня интронизации Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Особо пристальное внимание Предстоятель Русской Православной Церкови уделяет вопросам образования и подготовке будущих пастырей. В его выступлениях эти темы звучат остро и актуально, показывая глубину понимания проблем и личную заинтересованность в их решении. Для размышлений и вдохновения предлагаем вам высказывания Святейшего Патриарха об образовании, духовных школах, организации учебного процесса и задачах, которые стоят перед пастырями.

Я не мыслю себе образования без воспитания. Если получение знаний не будет сопровождаться воспитанием личности, то школа не сможет решать задачи, которые перед ней стоят.

(Материалы XXVII Международных Рождественских образовательных чтений)

Совершенствование образования — дело крайне необходимое, и мы сегодня делаем на этом акцент, потому что нужно преодолевать ту немощь, в которую мы впали в результате тяжелых лет гонений. Но образование само по себе нравственно безразлично. Поэтому, если мы делаем акцент только на образовании, мы допускаем ту же ошибку, что и наши деды в дореволюционной России.

(Из выступления на встрече с преподавателями Сретенской духовной семинарии)

Образование является сквозной темой, проходящей через все практически наши заседания. Это свидетельствует о том, что образование в Церкви является очень важным приоритетом. С решением проблем, стоящих в этой области, мы связываем и совершенствование пастырской работы в Церкви, и, может быть, в первую очередь, изменения в сознании наших детей и молодежи

(Слово на заседании Высшего Церковного Совета 31 октября 2016 года)

Господь никогда не будет помогать лентяю. Сколько бы студент или школьник, не желающий учиться, ни просил у Бога помощи для благополучной сдачи экзаменов, ничего не получится. Господь не потакает нашим слабостям, нашей лени, нашей неспособности к самоорганизации. Но когда мы по-человечески трудимся и стараемся делать то, что можем делать, тогда в ответ на нашу молитву Господь и помогает.

(Биробиджан, сентябрь 2014г.)

Древняя мудрость гласит: учение без размышления – пустое занятие. Но и размышления без учения – опасное занятие. Необходима постоянная работа ума, чтобы воспринять то образование, которое дается в школе. Через самого себя необходимо пропустить и принять то, что дается учебой. И понять, в какой момент сердце отзовется: вот это – моё, это мне интересно. Тогда перестает быть скучным изучение дисциплин.

(Слово на открытом уроке «Духовные родники Подмосковья» Коломна)

…у Церкви и светской педагогики, по большому счету, одна задача: воспитать не только знающего и работоспособного человека, но и полноценную личность, живущую осмысленно и одухотворенно, имеющую нравственное измерение своих слов и дел, приносящую пользу не только себе, но и ближним, равно как и своему Отечеству.

(Выступление на открытии XVII Рождественских чтений 15 февраля 2009 года)

В каком-то смысле образование — это способность человека постоянно учиться, постоянно возрастать. И вот для нас с вами, для людей, посвятивших себя Церкви, главная задача — это уметь прочитывать слово Божие. Иногда бывает так: читаем текст, а потом берем какой-нибудь комментарий XVII-XVIII века и пересказываем. А этот комментарий никого не убеждает! Из уважения слушают: «Да, конечно. Правильно». А сердца не захватывает, глаза не горят у людей, они не цитируют священника, который старые комментарии повторяет в своей проповеди. Поэтому научиться читать тексты, исходя из современного контекста, — это очень важная задача. Она предполагает постоянное обучение — нужно постоянно, каждый день читать и слово Божие, и святоотеческие тексты, и богословскую литературу. Когда мысль не движется, она начинает костенеть, а закостенелая голова не способна производить ничего такого, что могло бы увлекать людей.

(Сказано на встрече с духовенством Днепропетровской епархии 24 июля 2010 года)

Познавательная ценность обучения должна органично сочетаться с воспитательной функцией. Это единственный путь к цельности мировоззрения взрослеющего человека. Только так мы воспитаем людей, которые смогут созидать, изобретать, принимать решения, основанные на Божественных заветах и опыте культуры

(Выступление на открытии XX Международных Рождественских чтений 23 января 2012 года)

Для того, чтобы организовать работу, нужен специалист. Вот почему перед нашими учебными заведениями сегодня стоит задача подготовки не только священников и богословов, но и церковных социальных тружеников, образовательных работников — катехизаторов.

(Выступление в ходе встречи с духовенством Тульской епархии 12 марта 2009 года)

Древняя мудрость гласит: учение без размышления – пустое занятие. Но и размышления без учения – опасное занятие. Необходима постоянная работа ума, чтобы воспринять то образование, которое дается в школе. Через самого себя необходимо пропустить и принять то, что дается учебой. И понять, в какой момент сердце отзовется: вот это – моё, это мне интересно. Тогда перестает быть скучным изучение дисциплин.

(Слово на открытом уроке «Духовные родники Подмосковья» Коломна)

Я не представляю, каким еще способом можно воспитать сегодня достойного пастыря, способного говорить с современным обществом, передавать ему Евангельское послание, защищать свои убеждения, делать их понятными для других, жить глубокой религиозной жизнью, кроме как через прохождение школы благочестия в наших духовных школах. Я хотел бы от всего сердца пожелать вам всем приобщиться к этому, поверьте мне, прекрасному опыту. Если человек не овладевает им в этих стенах, то просто теряет время зря. Если студент, воспитанник, воспитанница берут на себя обязательства овладеть основами интеллектуальной и духовной жизни, то можно отменять службу дежурных помощников инспекторов и не смотреть на часы, проверяя, когда он или она пришли из города. Все будет правильно устроено, потому что внутри каждого будет свой собственный инспектор, который будет подсказывать, можно ли потратить время понапрасну или этого делать нельзя

(Слово в Санкт-Петербургской духовной академии 3 апреля 2009 года)

Задачей духовной школы должна быть подготовка кадров священнослужителей. Но что это означает? Возможно ли уподобить подготовку священнослужителей воспроизводству кадров в какой-нибудь светской отрасли, скажем, в области науки или производства? На мой взгляд, нет, и вот почему. Здесь присутствует очень важная богословская предпосылка: потому, что воспроизводство кадров в Церкви — это, говоря по существу, и есть передача церковного Предания от поколения к поколению. Да, бесспорно, Предание есть веяние Духа Святого в Церкви, но Церковь — организм Богочеловеческий, в ней осуществляется синергия Божественной благодати и человеческих усилий. И не всегда, увы, далеко не всегда человеческое усилие оказывается достойным Божественного призвания.

Вот почему духовное образование имеет самое непосредственное отношение к сокровенным глубинам бытия Церкви — это одна из важнейших задач. Это не вторичное дело; богословское образование — в самой сердцевине церковной жизни. Мы передаем Предание. Кто является хранителем Предания? — Епископат. Посредством чего люди, которые в будущем становятся архиереями, входят в этот поток Предания? — Через богословское образование. Поэтому пренебрежительное отношение к богословскому образованию (не декларируемое — никто не говорит, что это не нужно — а внутреннее: «Главное сейчас батюшек иметь достаточно, образование — это потом») — вот это внутреннее презрительное отношение к богословию как одному из обязательств правящего архиерея надо пересматривать, потому что от уровня нашего богословского образования, от того, что есть богословское образование, зависит, в конце концов, сама передача Священного Предания Церкви.

Церковь определяет, каким должен быть священник, свидетельствует об идеале, образце. Но даже сама эта задача, конкретное определение идеала в данных исторических обстоятельствах уже является элементом целеполагания в сфере духовного образования. Таким образом, задача духовного образования — не только «воспроизводство священников», как «воспроизводство инженеров», но и воспроизводство идеала, или, говоря языком светским, знаний, умений, навыков, компетенций, необходимых черт характера, состояния души.

(Доклад Святейшего Патриарха Кирилла на совещании ректоров духовных учебных заведений Русской Православной Церкви 13 ноября 2009 года)

Духовное образование немыслимо без церковной науки, без богословия, без церковной мысли, без серьезных научно-методических трудов. А почему, собственно говоря? Да потому, что без богословия мы можем начать передавать, по слову апостола Павла, бабьи басни (1 Тим. 4:7) вместо подлинного церковного Предания. Ведь так же и происходит, когда бабьи басни становятся частью местного предания и не отсекаются, потому что нет способности отсечь одно от другого, отделить одно от другого. На этой почве и рождаются ереси и расколы, когда бабьи басни становятся в сознании людей частью предания, когда они поставляются в центр Благовестия.

Именно богословская, ясная и трезвая церковная мысль должна быть важнейшим инструментом церковного целеполагания в сфере духовного образования. Духовная школа и ее научно-педагогическое ядро должны уметь методически адекватно выделить то важнейшее в догматическом, литургическом, мистическом, аскетическом, каноническом, миссиологическом и иных аспектах Предания, что должно быть усвоено будущим священнослужителем.

(Доклад Святейшего Патриарха Кирилла на совещании ректоров духовных учебных заведений Русской Православной Церкви 13 ноября 2009 года)

Мы должны воспитывать не рабов и не бунтарей, но свободных и одновременно ответственных людей. Свобода не означает распущенности — свобода должна быть, прежде всего, свободой внутренней, свободой во Христе. Мы должны быть уверены, что все ограничения и тяготы приемлются священнослужителем как ограничения, взятые на себя осознанно и добровольно. Это осознание добровольного принятия на себя креста должно быть присуще каждому священнику, потому что в каком-то смысле крест принимается уже самим желанием стать священнослужителем. Дисциплина должна быть в первую очередь самодисциплиной, а послушание иерархии должно осуществляться не из страха, а как осознанное и твердое следование Преданию, как сохранение древнего богоустановленного строя Церкви. Это не современные иерархи выдумали каноническую дисциплину и подчинение священника епископу, это принцип от самого Господа, он лежит в основе церковной жизни, и каждый священник должен это ясно понимать; каждый семинарист должен понимать, еще до того как он принял хиротонию, что он вступает на путь послушания.

Совершенствование учебно-воспитательного процесса должно иметь своим итогом то, что мы должны получить выпускников, которые не просто что-то слышали и знают о духовном и богословском Предании Церкви. Они должны жить и развиваться внутри этого Предания. Будущим священнослужителям необходимо привить навык постоянного и притом самостоятельного самосовершенствования в изучении Священного Писания и церковного Предания. Вот почему огромное значение имеет в духовном образовании самостоятельная работа: она прививает самостоятельность, ответственность и, конечно, развивает творческое мышление.

(Доклад Святейшего Патриарха Кирилла на совещании ректоров духовных учебных заведений Русской Православной Церкви 13 ноября 2009 года)

Семинария должна готовить пастырей со степенью бакалавров. Некоторые семинарии, имеющие больший потенциал, могут предоставлять своим учащимся возможность проходить начальную научную специализацию, получая степень магистра. Академии же и равные им учебные заведения должны стать местом, где готовят специалистов и исследователей по отдельно взятым дисциплинам. Обучение в них должно завершаться написанием полноценных научных исследований.

(Сказано в ходе Архиерейского совещания 2 февраля 2010 года в Храме Христа Спасителя)

Духовные школы должны быть полностью признаны государством и обществом — как современные конкурентоспособные развитые научно-интеллектуальные гуманитарные центры, которые готовят не просто когорту священников, но академически образованных гуманитариев. Именно к такому результату должна привести образовательная реформа.

(Выступление на заседании Высшего Церковного совета 23 июня 2013 года)

Наши духовные школы как раз и есть те места, где готовится закваска духовной жизни нашего общества. В этом смысле на них — большая ответственность. Апостол Петр говорит: «Пасите Божие стадо, …охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия, и не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду» (1 Петр. 5:2-3). Этими богодухновенными словами должна быть пронизана вся система нашего духовного образования, ибо в реализации этого поучения заключается ее подлинный смысл.

(Выступление на заседании Высшего Церковного совета 23 июня 2013 года)

Наверное, самая большая ошибка нашей школы состоит в том, что мы мало пишем, мало самостоятельно излагаем на бумаге свои мысли. Сейчас, в век интернета, очень часто подготовка сочинений сводится просто к переписыванию информации из всемирной компьютерной сети. Однако нужно научиться самостоятельно мыслить, анализировать прочитанное, излагать свои мысли и устно, и письменно. Такая работа над самим собой требует много времени, и если отдаваться этой работе, то не будет времени на пустоту, на праздное и опасное для души времяпрепровождение. А если эту творческую созидательную работу соединить с молитвой, с реальным религиозным опытом, то духовная школа станет поистине школой мысли и школой духа.

(Слово в Санкт-Петербургской духовной академии 3 апреля 2009 года)

Больший упор необходимо делать на самостоятельную работу студентов под контролем и при руководстве со стороны преподавателей; студентов нужно прежде всего «учить учиться», прививать им практические навыки исследовательской работы с текстами, написания собственных текстов, владения методологией научной работы. В семинарии богословское и нравственное формирование воспитанников должно проходить при активном участии преподавателей и классных наставников. В академиях необходимо усилить связь между студентом и научным руководителем

(Сказано в ходе Архиерейского совещания 2 февраля 2010 года в Храме Христа Спасителя)

Сегодня задачей общецерковного значения является создание научно-богословской школы. Прикладная роль богословия как в образовании, так и в поиске ответа на актуальные вопросы церковной жизни может развиваться лишь на прочном академическом фундаменте. Следует создавать все необходимые условия для ведения научной работы в духовных академиях и иных церковных учебных заведениях. Такая работа должна рассматриваться не как личное дело преподавателей, а как неотъемлемая часть их церковного послушания. И по этой работе также будет оцениваться деятельность преподавателя

(Доклад на Архиерейском соборе 2 февраля 2011 года)

Научная академическая традиция учит не торопиться с обобщениями. Замечательная традиция. Многие ошибки, происходившие в прошлом и происходящие сегодня, имеют своим истоком именно стремление обобщить как можно быстрее, без специального исследования всего наличного материала, без попытки сделать вдумчивые критические выводы. Это особенно опасно, когда возможные обобщения касаются непростых вопросов, к каковым, без сомнения, относится и вопрос взаимоотношений религии и науки. Тема очень важная уже потому, что религия является феноменом огромного значения для большинства жителей планеты, как и наука является ключевым феноменом, обеспечивающим поступательное научно-техническое развитие современной цивилизации. Рассматривая этот вопрос, следует остерегаться упрощенных интерпретаций, с которыми, к сожалению, мы сталкивались в недалеком прошлом. Так, утверждалась обязательная борьба религии и науки из-за якобы непримиримого антагонизма между ними.

(Слово Святейшего Патриарха Кирилла на встрече с учеными в Сарове 1 августа 2016 года)

Можно сказать, что религия, наука и искусство — это разные способы постижения мира и человека, познания мира человеком. У каждого из них свой инструментарий, свои методы познания, они отвечают на разные вопросы. Наука, например, отвечает на вопросы «как» и «почему». Религия — на вопрос «для чего». В центре религиозного познания — проблема смысла жизни и отношения к смерти. Если наука занята вопросом о том, как на земле появилась органическая жизнь, то религия — для чего появилась жизнь. Наивно прочитывать книгу Бытия как учебник по антропогенезу, но равно контрпродуктивно искать в учебниках по биологии или физике ответ на вопрос о смысле жизни.

(Слово Святейшего Патриарха Кирилла на встрече с учеными в Сарове 1 августа 2016 года)

У каждого священника должно быть законченное богословское образование. Да, мы иногда рукополагаем до того, как человек семинарию закончил; но все это нужно восполнять соответствующими знаниями.

(Сказано на встрече с духовенством Тверской епархии 1 июня 2010 года)

Священник призван быть разносторонне развитым человеком, ведь он общается с людьми разных профессий и с каждым должен уметь говорить на его языке. Поэтому считаю важным развивать сотрудничество с естественнонаучными вузами, приглашать их профессоров читать лекции в наших учебных заведениях. Со своей стороны мы также готовы, откликаясь на соответствующие просьбы, читать лекции или даже курсы в тех светских вузах, включая вузы технические, у которых есть интерес к получению сведений о современной богословской науке.

(Выступление на заседании Высшего Церковного совета 23 июня 2013 года)

…самый сильный ответ Церкви — это соучастие в жизни людей, это молитва, это совершение Таинств. Я знаю духоносных старцев, к которым приезжают иногда за советами высокоинтеллектуальные люди. И вот один из таких как-то мне рассказал после беседы со старцем: «Вы знаете, я даже не понял до конца, что он мне говорит, он как-то невнятно бормотал». Я говорю: «А что вы хотели, лекцию от него услышать? Он сказал вам то, что сказал, подождите». Сейчас он постоянно приезжает исповедоваться к этому старцу. Значит, был какой-то реальный ответ, и это никакая не магия — здесь просто сила молитвы.

А для того чтобы у наших священников была такая сила молитвы, у них должен быть особый образ жизни. Они никогда не должны останавливаться на месте, они должны постоянно расти духовно, а прихожане, с которыми они общаются, в каком-то смысле должны им в этом помогать. Дружная христианская община, несомненно, помогает священнику духовно расти, а компетенция священника — это его личная духовность, сила молитвы и приходящая в связи с этим житейская мудрость.

(Ответы Святейшего Патриарха Кирилла на встрече с молодежью на II Международном православном студенческом форуме 13 октября 2016 года)

 По материалам сайта Учебного комитета Русской Православной Церкви

ДРУГИЕ НОВОСТИ
Лицо духовного учебного заведения
Дата публикации: 1 февраля 2019
Подробнее